Андрей Константинов (budilnik) wrote,
Андрей Константинов
budilnik

Categories:

Сибирь – прародина папуасов?




Предок из пальца
Благодаря находкам сибирских археологов, в научных представлениях о происхождении человека назрел глобальный переворот. Специалисты со всего мира приехали на Алтай обсудить, как интерпретировать открытия, спутавшие им карты.

Если верить палеоантропологам, люди живут на Земле больше 2-х миллионов лет. Странно все же, что мы так давно здесь. И ведь не помним почти ничего, - что такое пять-шесть тысяч лет исторического времени по сравнению с миллионами? Даже если первые люди были дикими, волосатыми и с маленьким мозгом, все равно, homo sapiens, человек нашего биологического вида, с такими же как у нас генами и мозгом, бродит по планете уже 150-200 тысяч лет. Поразительно, но за первые сто тысяч лет своего существования он ничем не прославился – антропологи утверждают, что он из восточной Африки не выходил и ничего кроме примитивных каменных орудий не оставил – ни рисунков, ни символов, ни украшений, ни ритуальных погребений. Разве это люди? И как они в итоге сумели стать настоящими людьми?

Эти вопросы не давали мне заскучать в дороге из Новосибирска на Алтай, - по сибирским меркам всего ничего, часов 10 по бескрайней равнине, над которой кружат коршуны («для Сибири это не расстояние», - любят говорить сибиряки, о какой бы поездке не зашла речь). Мы ехали к Денисовой пещере, на встречу светил мировой палеоантропологии, знающих о происхождении человека больше, чем кто-либо другой на планете. Светила собрались обсудить «Особенности перехода к верхнему палеолиту» - так назывался симпозиум, организованный Институтом археологии и этнографии СО РАН. Верхний палеолит – это «прогрессивный» каменный век, когда люди наконец начинают вести себя по-человечески – рисовать на стенах, придумывать ритуалы, шить одежду, радовать археологов страшного вида бусами из зубов доисторических животных и фигурками безликих «палеолитических Венер» с огромными грудями. Переход к верхнему палеолиту – наверное, самый загадочный и самый главный рубеж в человеческой истории.

В Денисовой пещере нашли необыкновенно древние и невероятно технологически продвинутые верхнепалеолитические изделия, а рядом с ними - крохотную косточку, заставившую антропологов пересматривать представления об эволюции доисторических людей. Видимо, фундамент этих теорий был не слишком прочен, если хватило одного полуистлевшего кончика мизинца, чтобы пошатнуть их.

Последние десятки километров мы проехали в полной темноте по грунтовой горной дороге для любителей экстремального вождения. Часа в три ночи мы ворвались в мирно спящий археологический лагерь и варварски стали стучаться в первую попавшуюся дверь. Небо было усыпано звездами, шумела горная река, по сторонам угадывались темные силуэты алтайских гор.

Миллион лет на Караме

Поутру мы увидели, что находимся в ущелье, между двух гор. Одну археологи называют Дедка (на вершине вырисовывается бородатый профиль, смахивающий на Карла Маркса), другую - Бабка (в ней пещера). По ущелью течет река Ануй, в долине реки и по склонам гор разбросано множество уютных деревянных домиков с электричеством и отоплением – это крупнейший в России археологический стационар «Денисова пещера».



Освоиться в лагере мы не успели – с утра пораньше светила отправились смотреть Караму, а мы увязались за ними. Карама – древнейшая в России стоянка доисторического человека. Когда-то она располагалась на берегу реки Ануй (древние всегда селились по берегам рек), но десятки и сотни тысячелетий русло реки миллиметр за миллиметром вгрызалось в землю, и теперь река журчит внизу. Вокруг невысокие горы, покрытые лесом.

Выглядит стоянка весьма прозаично: большой квадратный котлован, вроде тех, что роют под фундамент дома, внутри - глубокая прямоугольная яма поменьше, похожая на могилу. Её стенки словно слоеный пирог, все слои пронумерованы. Каждый слой – эпоха.



Светила столпились возле ямы – кто в грязи, кто в высокой мокрой траве.

- Извините за сырость и грязь, - открывает официальную программу симпозиума руководитель экспедиции, заместитель директора Института археологии и этнографии Михаил Шуньков.
Начинает накрапывать дождь. Как же тут выживали древние? С середины октября по май здесь лежит снег, и даже сейчас, в разгар лета – то дождь, то клещи (за вечер я снял с себя четырех, правда, все они мирно паслись, не пытаясь меня укусить).

- В ледниковый период климат был совсем другой и здесь было что-то вроде оазиса посреди тундры. Было значительно теплее чем сейчас, временами даже росли широколиственные деревья – дуб, клен, липа. Это открыли палинологи, специалисты по древней пыльце – и в свое время это тоже была сенсация…

Шуньков не торопится назвать возраст стоянки, нанизывая одно доказательство на другое, употребляя через слово непонятные археологические термины. Наконец говорит: «Мы пока придерживаемся осторожной оценки - как минимум 800-900 тысяч лет. Но в душе мы лелеем тайную надежду, что скоро получим неопровержимые доказательства более древнего возраста этих отложений».



Иностранцы недоверчиво улыбаются и качают головами. А что им еще остается, миллион лет – это неслыханно! Еще не так давно вообще никто не верил, что в Сибири могут быть значительные археологические памятники каменного века – слишком уж здесь холодно.

Пробившись сквозь группу светил, оторопевших от дождя и миллиона лет, я успеваю задать руководителю экспедиции несколько вопросов:

- Что это были за люди?

- Это были homo erectus, наши далекие предки, вышедшие из Африки около двух миллионов лет назад и постепенно заселившие Евразию.

- От них остались кости?

- Нет, только каменные орудия. Здесь такие природные условия, что даже гранит выветривается. Они изготовляли самые примитивные каменные орудия – так называемой Олдувайской культуры, которая почти не менялась миллион лет. Они отбивали у гальки один из концов и заостряли его. Это были универсальные орудия, на любой случай жизни – ими можно было резать что-нибудь, пилить, долбить, обрабатывать дерево или шкуры.

- А что значит «стоянка», они здесь жили?

- Да, видимо у них были какие-то временные постройки наподобие чумов. Никаких следов долговременных построек мы не нашли.

- А почему именно в этом месте?

- Помимо необыкновенно благоприятного климата, здесь один из самых коротких путей из северной Азии в центральную, по которому проходили сезонные миграции разных доисторических животных. Все это привлекало древнего человека, здесь был рай для охотников. Зимой можно было переждать холода в пещере, а в теплое время жили в долине, на склонах гор и отправлялись в походы за добычей. В горах есть много гротов, которые они использовали как естественные холодильники в теплое время года.

Вот так-то – в то время как на широте Новосибирска жалась к земле чахлая приледниковая тундра, а чуть севернее вздымался на километровую высоту чудовищный Таймырский ледниковый барьер, первобытным жителям Алтая нужны были холодильники!

Что нашли в пещере

Денисова пещера раскрыла огромную черную пасть прямо над дорогой. Время от времени к ней бодро карабкаются туристы, а вскоре разочарованно спускаются вниз. Случайному зрителю смотреть в пещере особо не на что – в ней лишь один большой грот, да и тот по большей части перекопан. От центрального зала ответвляются две галереи, в одной из них прямо сейчас идут раскопки. Археологи сосредоточенно копаются на дне глубокой ямы, даже не поднимая голов, чтоб взглянуть на светил. Галереи завалены рыхлыми отложениями, их настоящих размеров никто не знает.



Из большого отверстия в верхней части грота пробиваются солнечные лучи.

- Природа словно специально сделала эту пещеру такой удобной, - доволен Шуньков, - это отверстие и освещает её и служит отличным дымоходом. Мы тут проводили опыты, на железных листах разводили костер – сразу стало очень тепло и уютно, и весь дым уходил в дымоход.



Видимо, древние тоже считали пещеру неплохим местечком – за последние 300 тысяч лет, то есть с тех пор, как пещера поднялась выше уровня реки, она никогда не пустовала. Такие памятники в мире по пальцам можно перечесть. Последним из обитателей пещеры был отшельник-старообрядец Дионисий, живший тут в 18 веке, от которого она и получила свое имя.

- Уникальность Денисовой пещеры в том, что здесь практически вся древняя история собрана в одном месте в одном разрезе, - Шуньков гордо показывает светилам на яму в центре пещеры, глубиной в 10 метров. Стенки раскопа – тоже слоеный пирог, время в разрезе, 22 слоя, нашпигованных артефактами – каменными и костяными изделиями разных эпох. Для археологов этот раскоп – бесценная историческая энциклопедия, хранящая информацию обо всех эпохах.



Уже 30 лет археологи с величайшей осторожностью вскрывают слой за слоем. Самый знаменитый слой - 11-й, толстый, около метра, охватывающий период от 30 до 50 тысяч лет назад. В 11 слое восточной галереи и были сделаны находки, из-за которых сюда съехались ученые и журналисты.

Шуньков коротко и сухо рассказывает о находке:

«Ближе к нижней границе 11-го слоя, то есть к 50 тысячам лет назад, мы стали находить изделия, характерные для верхнего палеолита - ожерелья из зубов животных, иглы из костей птиц, подвески из ракушек, украшения из поделочного камня. Среди них был браслет из хлоритолита – редкого материала, меняющего цвет в зависимости от освещения, принесенного сюда с расстояния больше 200 км, с месторождения на границе Казахстана. Но самое интересное, что приемы обработки камня, применявшиеся при изготовлении браслета, совершенно не типичны для ранней стадии верхнего палеолита – станковое сверление, внутренняя расточка, шлифование и полировка. Это набор технических приемов гораздо более поздней эпохи, бронзового века.



В браслете было просверлено отверстие, а в нем остались следы от кожаного ремешка – мы предположили, что это было составное украшение, на ремешке крепилось что-то вроде кольца. Мы оформили наши фантазии в виде реконструкции и опубликовали её, а через 2 года нашли кольцо, изготовленное из мрамора. Это не обязательно то кольцо, которое крепилось к браслету, но на нем отчетливо прослеживаются те же технические приемы. То есть мы имеем дело с палеолитической индустрией, намного превосходившей все известные нам ранее. Все указывало на то, что она принадлежала человеку современного облика и поведения. Мы были уверены, что здесь обитал homo sapiens c фантастически передовой для своего времени культурой. Но в 2008 году в том же 11 слое мы нашли первые человеческие кости – ногтевую фалангу мизинца девочки лет семи. Когда наши коллеги из Института Макса Планка расшифровали её геном, стало ясно, что мы имеем дело с новой разновидностью человека».



Светила продолжают недоверчиво улыбаться – их явно смущает такое обилие сенсаций.



Время собирать камни

Сергей Исупов уже привык исполнять почетную обязанность «археолога по связям с общественностью». Сейчас ожидается особо большой наплыв журналистов, даже телевизионщики приехали и пока Шуньков работает со светилами, Исупову поручено общаться с журналистами и «быть в состоянии постоянной эрекции». У него талант рассказчика; вернувшись из экспедиции я обнаружил, что почти все, что есть в сети о Денисовой пещере, невозбранно стянуто из его статей.

- Помните у Экклезиаста, «время разбрасывать камни и время собирать камни», - проповедует Исупов, - они разбрасывали, мы собираем.

Исупова атакует юный телевизионщик с камерой:

- Вам сейчас нужно будет сказать, на сколько метров вглубь археологам удалось продвинуться.

- Мы не оперируем такими терминами, это для нас неважно – у нас плана по кубатуре-то нет, - терпеливо объясняет Исупов, - по сути, раскопки любого археологического памятника – это его уничтожение. Мы выбираем квадрат для работы и убираем в нем почву сантиметр за сантиметром, с подробнейшей фиксацией всего, что находим и тщательной фотосъемкой. Мы копаем в пещере с начала 80-х, но и сейчас работе конца не видно. То место, где мы были – это вестибюль, прихожая. Здесь работали геофизики – их приборы показали, что за пробкой из рыхлых отложений в восточной галерее идут огромные пустоты. Они нам говорили – «Да вы пробейте эту пробку, это легко!». Но мы не окопы копаем – мы работаем очень осторожно, ведь там может оказаться все, что угодно. Логика археологии подсказывает, что самое интересное впереди – в дальних частях пещеры всегда находок больше.

- Ладно, я сам скажу, сколько метров,- делает вывод юный телевизионщик.

Меня же терзают смутные сомнения:

- А не могли ничего напутать с датировкой браслета и кольца?

- Мы сами долго не могли поверить, но теперь уверены в датировках - их перепроверяли специалисты из Оксфорда, потом из Аризоны, - всего было 4 проверки и все они дали близкие результаты. Больше сомнений высказывалось по поводу расшифровки ДНК. Сначала говорили о генетическом загрязнении, а когда стало ясно, что его быть не может, процедуру повторили больше 100 раз, стали говорить что это генетический уродец.

Я вспоминаю, что это совершенно классическая реакция палеоантропологов на обнаружение новых эволюционных ветвей человечества. Когда в 19 веке в Германии нашли первый череп неандертальца, его приняли за «монголоидного русского казака-дегенерата». Когда несколько лет назад нашли «хоббитов» на острове Флорес, тоже стали выходить статьи о том, что это какие-то больные-дегенераты (и до сих пор выходят). А ведь открытие «денисовского человека» - нечто еще более из ряда вон выходящее, если учитывать его необыкновенные технологии.

- Это же все как черт из табакерки, хоп! Это переворачивает все представления, поэтому ребята настроены очень скептично, - вторит моим мыслям Исупов, - это открытие которое порождает открытия, порождает прогресс. Оно всех заставило шевелиться, думать, пусть даже агрессивно, главное – думать.

- А почему только палец нашли?

- Человеческие останки сохраняются очень плохо в такой среде. Потом, сначала раскопки велись в вестибюле пещеры – там, где люди вели хозяйство, они бы не стали никого хоронить. А в восточной галерее, мы вслед за пальцем нашли два зуба и фрагмент черепной кости, но их геном еще не расшифрован. Возможно, копая дальше, мы наткнемся на погребение.

Я решаюсь задать свой главный вопрос:

- Мне вот что непонятно: почему люди нашего антропологического типа так долго не проявляли своей разумности и вдруг стали вести себя разумно, - перешли, так сказать, к верхнему палеолиту?

- Это вопрос вопросов, над этим бьются лучшие умы! Каких только не было гипотез – тут и изобретение языка, и появление свободного времени, и переход к высококалорийному питанию приготовленным на огне мясом…

- Была даже гипотеза, что поедание психогенных грибов на них так повлияло.

- Как бы то ни было, для меня это тоже главная загадка – как произошел переход к поведению современного типа. Но пока антропогенез это тайна за семью печатями – у нас слишком мало материала. К тому же мы изучаем лишь материальный контекст, а все что выходит за рамки материального – это уже не академическая наука, так ведь?

Исупов предъявляет нам материальный контекст – каменные орудия разных эпох.



- Вот лезвие каменного ножа. Оно закреплялось сыромятной кожей на деревянной или костяной рукоятке. Ножу около 50 тыс. лет.

- А насколько уникален данный объект? – неожиданно формулирует вопрос юный телевизионщик.

- Ну, насколько может быть уникален набор ножей на кухне у хозяйки…

- А где же знаменитый браслет? - спрашиваю я.

- В Академгородке, в музее нашего института – его многие хотят увидеть. К нам даже подбирался один европейский ювелирный дом, чтоб получить эксклюзивное право на производство браслетов по реконструированной нами модели. По каким-то причинам им не удалось договориться.

Мы возвращаемся к пещере, где Исупов будет проводить экскурсию для телевидения. Пока готовят камеру, он показывает мне надписи на стенах:

– Вот 1899 год, а вот 1892. Зря говорят, что все эти «Киса и Ося здесь были», это совки пооставляли. Еще крестоносцы, когда Константинополь брали, оставляли свои монограммы на стенах Святой Софии.

- Можете ли Вы сказать в камеру, что это открытие сравнимо с египетскими пирамидами? – к нам подходит юный телевизионщик.

- Ну какой смысл в этом сравнении? – удивляется Исупов.

- Чтобы все поняли, какое важное это открытие.

- Ладно, - сдается Исупов и неожиданно начинает говорить как профессиональный телеведущий, – по значимости это открытие сравнимо с обнаружением гробницы Тутанхамона и исследованием египетских пирамид.

- Ты представляешь, - потрясенно говорит телевизионщик приятелю, вернувшись в дом, куда поселили журналистов, – он сказал, что по значимости это открытие сравнимо с египетскими пирамидами!


Андрей Константинов, Русский Репортер

Продолжение, там все самое интересное: http://budilnik.livejournal.com/109865.html
ЖЖшная автоматика заставляет резать пост надвое! Как же мне не понравилось, что теперь нельзя разместить в жж повествование нормальной длины!
Subscribe

  • (no subject)

    Андрей Константинов Как победить старение. Старение – убийца № 1. Каждый день от заболеваний, связанных с возрастом, на планете умирает по…

  • репортаж о том, какой может быть школа

    Школа, где все не так Американское образование у нас принято либо только ругать (какие же они тупые! как прекрасна была советская школа!),…

  • как устроена мировая наука

    На карте мировой науки от Science-Metrix отчетливо выделяются четыре больших кластера. Крупнейший из них расположен вверху – это исследования в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments